15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода Ограниченного контингента советских войск из Афганистана

Александр Николаевич Шингин воевал в Афганистане с 10 декабря 1980 по 27 декабря 1982 года. В далеком 1980-м он и представить себе не мог, что будет призван в ряды советской армии на военную службу в Республику, где развернулись ожесточенные боевые действия.

В семье, где воспитывалось три брата, в Афгане довелось служит и отдать долг Родине только Александру Николаевичу. Родился он в 1961 году в Республике Узбекистан совхозе «Баяут 1». И после окончания школы получил повестку из местного военкомата.

— С Узбекистана в Туркмению нас везли на поезде, — рассказывает Александр Шингин. — В течении трех месяцев в городе Небит-Даг у нас был первый подготовительный период в армии — курс молодого бойца (КМБ). В «учебку» попал вместе со своим одноклассником Азатом Бикмухаметовым. Учились мы основам обращения с оружием, уставному поведению, действиям в тех или иных ситуациях, а главное – стать более дисциплинированным и собранным. Попали в автомобильные войска. У меня был советский грузовой автомобиль ГАЗ-66, в просторечии «шишак». На нем и проходили обучения и 500 километровый марш .

После «учебки» нас переправили самолетом в самое сердце Афганистана – Кабул. Оттуда на КАМАЗах доехали в старинный город Баграм, где располагался медицинский санитарный батальон, — говорит Александр Николаевич. — Попав в распоряжение этого батальона, в мои обязанности стало входить обеспечение порядка в караулах и охрана прилегающей территории, на которой находились продовольственный, строительный и ремонтный батальоны. Помогал и медицинскому персоналу. Когда приземлялся вертолет с ранеными солдатами, их нужно было как можно скорее перенести на носилках и оказать первую медицинскую помощь. Научили, по долгу службы, и этому.

А после, так уж сложилось по иронии судьбы, Александру Николаевичу и самому потребовалась медицинская помощь. Одолела его болезнь Боткина (желтуха). Это инфекционное заболевание поражает печень и широко распространено в жарких странах. На тот момент, по словам Александра Шингина, этот тяжело протекающий недуг перенесли более 70 процентов советских солдат.

— Под афганским палящим солнцем, чувство жажды переполняло каждого, — вспоминает Александр Николаевич. — Всем хотелось пить и обмыть лицо, руки от пыли. Естественно, в местных водоемах инфекция распространялась моментально. Тут-то местные жители и научили нас народному методу обеззараживать воду – варить Верблюжью колючку. Но это средство помогало далеко не всегда и не каждому.

Реабилитация после лечения желтухи проходила около двух месяцев. Неприятные ощущения, но главное, что без осложнений. Затем, меня и еще около сто сослуживцев передислоцировали в родной Узбекистан город Самарканд. Руководство части, в которой нас расположили, набирали водителей, но для каких целей не говорили… Командование построило нашу роту на плацу и спросило есть ли среди нас умельцы крутить «баранку». Из строя вышел я, за мной следом и еще человек семьдесят. Все было под строжайшим секретом и что едем в Афган узнали по приезду в Термез. Туда прибыл воинский эшелон грузовых автомобилей, наших Уралов. а на них мы уже своим ходом двинулись в афганскую провинцию Полихумри. Откуда и стали обеспечивать продовольствием и боеприпасами все наши части, размещенные на территории Афганистана.

На первый взгляд может показаться, что Александр Шингин всего лишь занимался грузоперевозками и не был на «передовой», где шли ожесточенные бои. Но зачастую, их зоны ответственности, куда непременно нужно было доставить провизию для солдат, пролегали вдоль опасных ущельев и обравов. Дороги были заминированы, а душманы устраивали засады. Частенько их идущую колону Уралов обстреливали. Были и раненые, и убитые…

В день мы преодолевали расстояние до 400 километров, — говорит Александр Николаевич. – Бывало рано утром выезжали с базы и только вечером добирались до мест назначения. Доставляли груз в провинции Панджшер, Газни, города Кундуз, Мазари-Шариф, и красивейшей город Джалалабад, расположенный в оазисе на южном берегу реки Кабул. Но нам было не до красот. Наша задача — как можно скорее привести продовольствие, боеприпасы и медикаменты.

В особо опасные места выдавали танк-миноискатель. Не раз выручал и спасал жизни. При себе и автомат был всегда – АКМ 74, четыре рожка патронов и россыпью вдобавок. Еще хочется отметить, что выполнение любой боевой задачи, в первую очередь зависит от толкового командира и взводного. Нам с командованием повезло.

Демобилизовался в декабре 1982-м году. На КАМАЗах довезли в Термез, а оттуда на автобусах — в столицу Узбекистана. Первое время работал в родном совхозе водителем.

Как попал в Ясный? Так у меня здесь родная тетя Оля живет. Она меня и переманила. Сейчас уже тетя на пенсии и живет в Еленовке, а в то время работала на комбинате. В 1984 году переехал в Оренбуржье, а позже и вся моя семья перебралась. Прибыл в Ясный, устроился в МВД, где прослужил 24 года. Поначалу работал в неведомственной охране, потом в изоляторе временного содержания (ИВС).

Состоял в конвойной службе, был постовым в изоляторе. Так Александр Николаевич от рядового дослужил до воинского звания – прапорщик. А десять лет назад ушел на пенсию. С женой Гульнарой познакомился в Ясном. Она до сих пор трудится в сфере социальной защиты населения пенсионного возраста. Воспитали двух замечательных дочерей: старшая Юлия, работает воспитателем в детском саду, а младшая Анна – на комбинате.

Внуки у меня очень способные подрастают, — отмечает с гордостью Александр Николаевич. — Александр, Максим и Давид. Любим вместе в шахматы поиграть и в шашки. Вот в нарды обещал научить играть старшего. С ребятами, кто проходил военную службу в Афганистане, собираемся каждый год. Вспоминаем боевых товарищей, болтаем о делах, детях, внуках, рыбалке, охоте. В общем, жизнь идет своим чередом. И всем я доволен сполна.

 

Информация взята с сайта: 268.56.мвд.рф